?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дмитрий Дмитриевич Жилинский относится к тем художникам, на которых я вырос. Которые с тобой с детства и на всю жизнь. Вот как купил в книжном на улице Горького его альбом в 1988 году, так с тех пор и не расстаюсь с ним. Как-то на примере его творчества особенно убеждаешься, что чем больше ты пишешь самых простых, знакомых, дорогих и близких тебе людей, окружающую тебя повседневную обстановку, тем более убедительным будет созданный тобою мир, тем глубже будет он затягивать. Пожалуй, именно фразой "я хочу там быть", можно и определить мое отношение к картинам Жилинского. Там лучше, теплее, чем порой бывает здесь.
Ему 81 год. Уже не одно десятилетие он является живым классиком. Нестерова и Назаренко, которые уже сами давно классики - его ученицы. А сам он - ученик и родственник Фаворского, внучатый племянник Серова...Одним словом, как-то, показаться на глаза, что ли, приобщиться к традиции - все это было моей давней мечтой. Правда, знающие люди, знакомые знакомых, коллеги учеников говорили про него, что хоть он работает не в манере "сурового стиля", но сам очень суров. Из тех, кто исповедует принцип "За профессию порву". Знакомство и встреча состоялись непредсказуемо. Мой научный руководитель Виктория Ефимовна Лебедева - его давняя хорошая знакомая. На прошлой неделе я поделился с ней своим желанием познакомиться с Жилинским, показать работы и.т.д. На что она и сказала: "А почему нет? Я сейчас позвоню Диме"...
После двух дней созвонов и согласований в четверг в десять утра я набирал номер домофона его мастерской, стоя под дождем у подъезда сталинской многоквартирной постройки на Полежаевской. Первое впечатление, когда он встретил меня на первом этаже - полное отсутствие "осознания собственной выдающейся роли", никакого намека на "котурны", на взгляд на мир "через зеркало". Открытость, приветливость, доброжелательность.


Этот его недавний автопортрет очень похож, но несколько тяжеловесен и монументален, что ли, по сравнению с ним в жизни. Едва переступив порог его мастерской, сразу ощущаешь, что попадаешь в некое силовое поле, даже еще не обратив внимание на холсты, куски оргалита, развешенные и расставленные по стенам. До моего прихода (а было, повторяю, десять утра) он вовсю трудился над натюрмортом. На окне стояли флоксы в горшке, рядом раскрашенные наивные скульптуры старика и старухи из "Сказки о рыбаке и рыбке". За окном - улица Куусинена. В реальности дождливая, а на холсте солнечная. Он, не смотря на возраст, без малейших видимых усилий поднял с дивана огромную плиту ДСП, на которой были разложены краски, и вынес ее в корридор. Достаю свой альбом, предназначенный в подарок. Он говорит: "Я пока полистаю его, а вы походите по мастерской, посмотрите мои работы". Листал он его, наверное, минут 10-15, пока я уже по второму и третьему кругу обходил ту часть его студии, где на мольбертах стояли его последние работы библейского цикла. Ту картину, где дочь Фараона находит в камышах младенца Моисея, я уже видел на недавней выставке в Третьяковке. Теперь он ее дорабатывал, переписывал первый план. Вовсю шла работа над Лотом, покидающем с дочерьми Содом и Гоморру. Рядом с холстом стояли на стульях, прислоненные к спинке картонки с эскизами. А лежащий обнаженный Ной с сыновьями был едва подмалеван. Еще большее впечатление, чем сами холсты, на меня произвели подготовительные этюды и наброски к ним. Настолько живые и свежие, что, казалось, автору нет и тридцати лет. Карандашный рисунок с сына Григория Остера (это Жилинский мне позднее сказал), такой легкий и виртуозный. Если бы мне сказали, что это Иванов или Врубель, я бы поверил. А какой был этюд с дочери того же Остера, для дочери же Лота! Темперой на синем фоне бледное лицо с тонкими красивыми чертами. А на стене висели букеты цветов, пейзажи Крыма, портрет его сына от второго брака, которому сейчас семь лет...
Отложив мой альбом, Жилинский подошел ко мне, и стал рассказывать мне о своих библейских холстах. Примерно так: " Вот видите, я тоже работаю с натуры. Но я стараюсь избегать буквального копирования. Вот здесь я пишу молнии, но они не такие, как в природе, а именно такие, каким и должен быть гнев Господень, как мне кажется. Это хорошо, что вы чувствуете и любите натуру. У вас есть школа. У Глазунова неплохо учат. Я был там..." Тут я напомнил ему этот визит пятнадцатилетней давности, когда в конференц-зале Академии собрался весь президиум бывшей АХ СССР во главе с Церетели. Были Салахов, тогда еще живой Кербель. Все они выступали, расточая похвалы Глазунову. Жилинский тогда сказал:"Это очень хорошо, что Илья Сергеевич создал эту Академию. Это, возможно, лучшее, что он создал". На что Глазунов моментально отреагировал:"Дима, ты мне напоминаешь Микеланджело, который сказал: передайте Челлини, что лучшее, что он создал, это его дети." "Ой, так неудобно тогда получилось"- сказал мне Жилинский, до сих пор помнивший этот эпизод, и снова вернулся к разговору. "А вы иногда впадаете совсем уж в такой натурализм. Особенно в последней обнаженной. До того настоящая грудь у девушки выпирает. А художник может показать красоту и в отвислой груди..." Тут я мысленно заулыбался, потому что вечером предыдущего дня ровно те же слова говорил одной знакомой. "Вот видите эту мою работу?"-показал он на обложку своего каталога с репродукцией этой известной картины.

"Все фигуры здесь тщательно отрисованы с натуры. Но общее решение я даю цельными пятнами. Как в иконе, как в раннем возрождении. Ее не хотели вешать на выставку в Манеж. А когда повесили, она издали держала весь зал.А если бы я сделал, как тогда делали все советские художники, натуралистично, со всеми тенями и рефлексами, все бы пропало. То же самое и с "Гимнастами". Я пришел к ним в спортзал. Никакого решения найти не могу: куча окон, пыль летает. И тут я увидел, красный ковер и их белые костюмы. И сразу понял, что нужно делать. Мне еще тогда Фаворский сказал: Дима, вот теперь ты начал работать с пространством...Я это все вам говорю с тем, что, может быть, вы и для себя найдете в этом отправную точку..."
А дальше начался самый подробный просмотр его работ: от больших холстов до маленьких кусочков оргалита, стоящих на полу. И растянулся он на два часа, вопреки оговоренным тридцати минутам...(Продолжение следует)

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
paintervic
Apr. 19th, 2008 02:00 pm (UTC)
Да, конечно ждём продолжения, очень интересно!
evtushenko75
Apr. 19th, 2008 04:20 pm (UTC)
Уже и продолжение есть.
raf_sh
Apr. 19th, 2008 02:36 pm (UTC)
Для меня он тоже начался с "Гимнастов". Это было чертовски давно.
evtushenko75
Apr. 19th, 2008 04:22 pm (UTC)
Ну да, если вдуматься, это примерно то же самое, как побывать в гостях у Коненкова или Корина. А он и с ними был хорошо знаком.
raf_sh
Apr. 19th, 2008 04:25 pm (UTC)
Помню, в 1970-х раздобыл его альбом. Это и тогда был отдельный художник.
sunrin
Nov. 11th, 2009 10:07 am (UTC)
Послушайте, вы ведь великолепный учитель!
Вот мне повезло.
( 6 comments — Leave a comment )